«Трудности перевода»

Не стану скрывать, что зарисовка вызвала у меня крайнее удивление. При чём, сразу в двух аспектах: во-первых, как у человека, который использует в своей работе BFQ, а, во-вторых, как у человека, который занимается педагогикой и изучением диалектической логики. Но обо всём по порядку.

О Вене и Кристине

Начну с того, что стоит ознакомить читателя более подробно с тем, что же такое BFQ (Big Five Questioner) и психологическая диагностика в целом. Психологическая диагностика является разделом психологии, но в качестве инструментария использует, прежде всего, математические методы. С момента своего появления в 19 веке и до сейчас она постоянно развивается. Интересно, что во времена разных подходов, которые использовались как методологическая основа в СССР и в Западной Европе, США, Азии общее в них было именно то, что и «мы», и «они» активно использовали психодиагностический инструментарий.

Ни один признанный психологический тест (любой стимульный материал) не может попасть в руки неспециалиста пока он не будет надёжным:

  1. либо валидизирован, либо верифицирован — переведен и валидизирован (если речь идёт о тестовом материале на другом языке), т.е. пока он не будет проведен на большой выборке (в зависимости от методики есть разные требования, но колеблются они от 1,5 до 10 тысяч респондентов, при чём, они также должны быть жителями разных регионов, а весь пул опрошенных должен покрывать собой 2/3 территории страны, включать представителей обоих полов и максимальное количество возрастных групп (если тест не имеет жёстких ограничений по возрасту). Чем то похоже на требования к созданию политической силы;
  2. пока не будет выработана стандартизация для этого региона, а именно показатели нормы и среднего, обнаружены особенности, которые могут быть характерны для этой выборки, процентили отклонений, шкалы риска, критических отклонений и прочего;
  3. для того чтобы получить официальное разрешение на его внедрение в учебный\профессиональный процесс тест также должен быть апробирован и к этим группам также существует масса своих требований.

Немаловажной является воспроизводимость методики. Показателем её качества служит ещё и то, что в разных странах в разное время мы будем получать схожие эмпирические модели, это свидетельствует о том, что такая модель является во многом надкультурной и качественной.

Весь процесс адаптации методики составляет не менее двух лет, при том что этим будет заниматься не один человек, а целая группа исследователей.

Согласитесь, что процесс не из простых. А BFQ или «Большая пятёрка», как и заметил автор, является одним из самых уважаемых и используемых тестов во всём мире. Существует множество модификаций этого теста, но, мы будем говорить о нашем, украинском, который был адаптирован на нашей украинской выборке. Поскольку, в том числе в процессе отбора сотрудников, если он происходит открыто и профессионально должны использоваться именно методики, утверждённые и стандартизированные на территории прохождения отбора.

Также, в психодиагностике существует три подхода к тестовому материалу: объективный (основывается на выполнении действий и их результативности), субъективный (самооценка человека с последующим её анализом, на основе информации, которую респондент предоставил о себе) и проективный (самый неоднозначный и сложный в интерпретации вид теста. Материал имеет внешнюю нейтральность, но специалист знает что и где в нём зарыто :).

Теперь о самом тесте. В профессиональной среде его шкалы (BFQ-2 -укр модификация) следующие: 1) энергия (включающая динамизм и лидерство/доминирование) 2) дружелюбие (с подшкалами доброта и склонность к кооперативности) 3) добросовестность (включающая педантичность/тщательность и настойчивость) 4) эмоциональная стабильность (контроль эмоций + контроль импульсов) 5) широта кругозора (открытость знаниям и открытость опыту). По видимому, всё таки из-за превратного понимания последней шкалы и начался весь сыр-бор у ребят. Поскольку, эта шкала никак не иллюстрирует наличие или отсутствие интеллекта у человека, в привычном понимании, а как раз исследует его умение и готовность изменяться, желание учиться новому. То есть, интеллект не является какой то врождённой статичной характеристикой, а ни чем иным как умением обучаться и применять имеющиеся знания по новому. Да и вообще, эти пять характеристик не являются «взятыми с потолка» и не возникли из ниоткуда. Эта модель основана на диспозициях (предрасположенностях) личности к способу, степени и форме её адаптации к окружающей среде, социуму теоретически. А сами характеристики выведены из данных самоотчётов, психолексического подхода, экспертных оценок внешнего наблюдения и поведенческих данных. Обработав весь этот массив информации с помощью факторного анализа получилась довольно стабильная пятифакторная модель личности 1.

И не стоит забывать о том, что в любом надёжном тесте существует нехилая шкала лжи. При определённом количестве баллов, набранных по ней, остальные результаты будут либо корректироваться, либо считаться вовсе не пригодными для анализа. Данный опросник относиться к тестам высокой надёжности, а это означает, что «узнать как отвечать правильно» нельзя. По опыту скажу что разработке этой шкалы уделяется львиная доля времени при подготовке теста, именно в силу того, что этот тест относиться к субъективным, сплоховать по такой важной шкале нельзя.

Немаловажным будет добавить ещё один момент, который дополняет вышеперечисленные показатели надёжности. Тесты о которых мы говорим, это не тесты в интернете на 10 вопросов, в глянцевых журнал или гадание по фото в фейсбуке. Этот, к примеру, имеет 134 утверждения и в ситуации профотбора по его результатам ВСЕГДА осуществляется собеседование со специалистом по данным методикам, который по результатам и наличию проф портрета (который является предпочтительным для данной должности) проводит уточняющее интервью, разъясняет вопросы, которые у него могли возникнуть при чтении теста. К слову, при отборе, обычно используется целая батарея тестов, например: тест способностей, тест индивидуальных различий и тест благонадёжности.

Никто не утверждает что эта модель есть законченной или что она является истинной и именно из таких компонентов (как суповой набор) состоит личность. Но, бессмысленным будет отрицать и нивелировать положительный опыт использования психодиагностического материала при условии более глубокой, обширной работы с клиентом/ соискателем и т. п. Этот тест может указать на важные «болевые точки», дать специалисту первичную информацию о том, что за человек перед ним, почему именно так он оценивает себя, какие факты могут это подтвердить или опровергнуть, а главное, готов ли он (и будет ли) меняться под воздействием среды и будет ли принимать участие в её формировании? Цель консультации и есть выяснить почему у кандидата те или иные показатели и зачем ему идти в дверь.

О Кристине и Вене

Складывается впечатление, что автор, сам не замечая этого, движется в споре с Веней не пользуясь теми примерами, которые ему приводит в качестве аргументов.

Справедливое возмущение, которое вызывают его слова о том что эти качества неизменны (откуда он взял это положение, мне тоже не ясно, ведь никакой психолог такого утверждать не станет, иначе его профессия потеряет смысл) приводят не к прояснению вопроса, а к отрицанию любого его суждения — не важно есть в нём здравое зерно или нет. И уж совсем «не педагогической» выглядит эскапада автора об историческом чувстве. В квинтесенции диалога (на мой взгляд) автор высказывает мысли, к которым шло всё человечество и та самая история, но относиться к ним не как к результату развития и должного понимания, а как к нечто самому собой разумеющемуся. Так они превращаются в безжизненные фразы, постулаты. Историческое чувство. точка Без него никуда. точка. Не удивительно что от этих слов Веня не «прозрел».

То что в нас присутствует то самое историческое чувство, а я бы сказала что мы сами им и являемся ещё не значит что каждый должен это понимать и знать. Его нужно постоянно подтверждать в деятельности и доказывать, выводить поступенно на научно-теоретическом уровне. И приводя в пример Гегеля, автор сбросил в одну кучу человека и индивида, изменения и преобразования в котором учитывают тесты. В этом и состоит определённый парадокс. Для каждого отдельного случая мы можем успешно использовать тест, но, говоря о человеке вообще его будет неправильно сводить к сумме характеристик или факторов. В ситуации отбора или исследования мы не можем ставить себе цель узнать «кто эти люди на самом деле», с этим отлично справился и уже упомянутый Гегель, и Босенко и многие другие мыслители. А с задачей прогнозирования поведения отдельно взятого индивида в известных ситуациях тесты справляются на ура.

А дальше — больше. Венины шестерёнки крутятся и выкатывают его за рамки привычных для него схем применения тестов (в профотборе) к серьёзным вопросам педагогики, воспитания и общества.

И вновь сложно спорить с Кристиной. Директор и вправду должен быть таким как Сухомлинский и даже лучше его. Но, Веня пытается обратиться к окружающей нас действительности, к тому что есть в жизни здесь и сейчас — в которой самый хороший директор, имея в школе от 500т детей в доверении физически не может так хорошо всех знать (непонятно только зачем для примера им понадобилось совершать путешествие в США). В таком случае уж совсем отступническими выглядят слова: «Да какая разница тогда, кому отдать? В таком случае случайно или по тесту — особой разницы не будет». Ещё как важно. И бывает что как раз таки на энтузиазме вот таких отдельных директоров, психологов и учителей и хоть воспитание, когда они часто используя те самые методики или социограммы определяют кому из ребят нужна помощь, на кого стоит обратить внимание. В наше время учитель бесправен и у него нет тех возможностей, которые были у Сухомлинского, который мог прийти домой к ученику, обратиться к его родителям, собрать класс во внеурочное время. Посмотрите сами, на днях прошёл День учителя и основная тема которая обсуждалась (стоит зайти на любой блог или группу в фб, посвященную вопросам образования) — можно ли дарить учителям подарки на праздник. Со стороны родителей наиболее бурные обсуждения вызывают само наличие домашних заданий, какие либо просьбы учителей. В «западных» школах, к карикатуре которых мы идём, уже много где запретили не только физические контакты с детьми, но и нахождение один на один. Что может сделать учитель или другой старший человек, который уже выбрал для себя этот не лёгкий путь. Он ищет обходные варианты. Подчеркну, что хорошие, качественные тесты, которые улучшаются и перепроверяются каждые 5 лет, существуют уже ни один десяток лет служат и неплохим подспорьем для того чтобы узнать мечты и страхи, опасности и возможности отдельного совсем не или малознакомого тебе человека.

О методе

В итоге, получилось что самые ясные и конкретные достижения мысли становятся абстракцией, если мы будем рассматривать их как нечто непоколебимое при всех социальных и исторических условиях, как непреложную истину.

Я искренне надеюсь, что этот маленький шестой участник дискуссии будет разбираться и в тестах, и в образовании, и в том что же такое личность и откуда она берётся и сможет сделать так чтобы каждый человек мог реализовывать свой потенциал.

Виталина Кизима